?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Святочный бал, Основатели и шкаф.

 

Заснеженный Хогвартс встретил непривычной тишиной и еловым запахом. Я остановилась перед дверью гостиной и вздохнула. Последний наш пароль Леонелла ставила уже одна, сразу после гибели Кролика.

Красное с золотом очень подходило к грядущему Рождеству. Нас было восемь человек – тех, кто вернулся в школу или просто не уезжал из нее на этих каникулах. Лео, Романа, Ариана, Лана, Алек и, неожиданно, Панни и Панду Патилы. Как оказалось, они просто сбежали из дома дедушки, чтобы на Рождество оказаться в Хогвартсе. Ну и хорошо, с близнецами лучше, чем без них.

Поскольку господин декан уехал домой, наш безумный факультет достался профессору МакГонагалл. Впрочем, мисс Габриэль была не против, а мы тем более – лучшего и.о. декана для Гриффиндора было бы сложно себе представить. На факультетском собрании перед Святочным балом мы вспоминали Кролика – от большой свечи каждый зажег по одной маленькой и рассказал какое-то позитивное воспоминание, связанное с Корнеги. Я рассказала о том, как после распределения нас первый раз привели в гостиную, и Кролик сложился об дверь, чтобы показать, что будет, если забыть про пароль.

Мисс Габриэль поведала нам легенду о сэре Кэдогане, выпускнике нашего факультета. Дело было давным-давно. Юный рыцарь влюбился в некую девушку и пошел в лес, чтобы сорвать омелу. И том самом лесу наткнулся на отряд датчан. Рыцарь не испугался и не убежал в школу, а вынул меч из ножен и бесстрашно вступил в бой. И из леса вышел Единорог и встал на его сторону. А к датчанам вышел Дракон. Единорог сразил Дракона, а имя сэра Кэдогана было прославлено навсегда. И в память об этом подвиге он получил возможность после смерти выходить из своего портрета один раз в год, в канун Рождества.

И действительно, по Большому Залу прохаживался рыцарь в средневековых одеждах и с мечом в руках. Кроме того, к нам наконец-таки присоединился наш факультетский призрак – сэр Николас. Да и Толстый Монах, Серая Леди, Кровавый Барон и полтергейст Пивз были здесь же.

 

Нас всех заранее предупредили, что хорошо было бы увидеть некое представление от каждого факультета на балу. Идея Лео была годной и красивой – отдать по частичке сердечного тепла и зажечь с его помощью свечу. Ну что ж, у кого тепло нашлось – тот поделился.

Через некоторое время сэр Николас объявил, что хочет поведать нам некое старое пророчество. Призрак, кружась, вылетел на середину зала и в наступившей тишине продекламировал строки:

Есть мистика. Есть вера. Есть Господь.
Есть разница меж них. А есть единство.
Одним вредит, других спасает плоть.
Неверье - слепота, а чаще – свинство (с).
 
Запомни эти горькие слова,
И не теряй себя до Рождества.

Есть в мире много поводов для слез,
Есть дети Евы и сыны Адама,
Есть множество ответов на вопрос
О том, как отыскать дорогу к храму,


Есть множество путей познать себя:
Есть Свет. Есть Тень. Есть Истина, есть слухи.
Есть те, кто веселится, жизнь любя,
Есть те, кто от рождения не в духе,

Есть те, кто перестали быть собой.
Есть два холма, и между ними бездна.
Есть трусость, торопящаяся в бой.
Есть ярость, что в итоге бесполезна.

Есть тихий всплеск харонова весла,
Есть смерть и жизнь. И что-то в промежутке.
Всегда есть воплощенный полюс зла.
Всегда добро не связано с рассудком.

Из всех вопросов выбери – «когда?»
Укройся белым снегом, день вчерашний.
На Западе гори, моя звезда,
И освещай оттаявшие пашни!

Пусть это будут вещие слова:
Не потеряй себя до Рождества!

Тогда это были просто красивые строки, и только рефрен: «Не потеряй себя до Рождества!» был отчего-то очень-очень важен. Понять, почему, я не успела – подошла Лана с тем самым выражением лица: «Сейчас я вам все расскажу!». Оказалось, что сэр Николас сказал ей следующее: если в полночь принести портреты Основателей Хогвартса в подземелья и поставить там определенным образом, то Годрик, Салазар, Ровена и Хельга смогут выйти из рам и некоторое время провести в нашем мире. Это был определенно тот крючок, на который меня стоило ловить. Потому что увидеть Основателя – это что-то недостижимое и сказочное, и поэтому я даже не сомневалась.

Посовещавшись в гостиной (Гриффиндор, в полном составе незаметно исчезающий с бала, а потом на него аккуратно возвращающийся – это что-то необычное), мы решили, что с Ланой пойду я, потому что Лео – редкий артефакт в виде танцующего кавалера. Оделись потеплее на всякий случай, взяли портрет и вышли в коридор. Там уже ждали девушки с Рейвенкло, Слизерина и Хаффлпаффа, тоже с портретами. К нам присоединились еще Панни с Панду, а вести в подземелья нас должен был как раз сэр Кэдоган.

 

Ночной предрождественский Хогвартс – это нечто таинственное и прекрасное. Мы тихо зашли в маленький круглый зал с чем-то вроде камина посередине.

- Присмотритесь повнимательнее. Вы должны сами увидеть подсказку – куда ставить портреты, - рыцарь отошел к стене.

Увидеть то, что нужно, было легко – прямо посередине комнаты, как раз над камином, железные планки образовывали что-то вроде четырех рам. Когда портреты заняли свои места, сэр Кэдоган попросил нас положить перед каждым из них что-то, символизирующее факультет. Вильгельмина сняла с пальца кольцо со змеей и положила перед портретом Салазара. Анна отдала свиток с записями, Кара – чашу. Под нашими восхищенными взглядами сэр Кэдоган, когда-то лучший ученик Гриффиндора, аккуратно опустил свой меч перед портретом Годрика.

- А сейчас…, - рыцарь не успел договорить, потому что дверь с грохотом распахнулась.

Все очень быстро закрыли глаза, потому что звуки: «Ссссс-ссс-шшшшш» могли означать только одно.

- Василиск! Быстрее прячьтесь, - рыцарь подтолкнул нас к задней стене, кто-то нащупал на ней дверную ручку, повернул ее, и мы влетели в узкое темное помещение. Я уткнулась во что-то мягкое, в какую-то одежду, и поняла, что это стенной шкаф или маленькая гардеробная. И тут Панни с Панду хором воскликнули «Годрик!» и с закрытыми глазами выскочили из шкафа, а затем так же быстро вернулись уже с портретом. Стало еще теснее. И тут на дверь шкафа обрушился град ударов, сопровождаемых шипением. Мы пробирались через висящую в шкафу одежду, стараясь оказаться подальше от двери. Кто-то сказал:

- Тут вроде еще одна дверь, идите сюда!

Времени на размышления – зачем в задней стенке шкафа дверца – не было совершенно. Мы выскочили через проем прямо на снег. Похоже, что в подземельях был ход, ведущий во внутренний двор Хогвартса. Странно, ну да ладно. В тот момент основной задачей было оказаться подальше от василиска.

 

Нарния, знакомства и Кэр-Паравель.

 

Было довольно холодно и очень тихо. Непривычно тихо для школьного двора. И очень странно – Запретный Лес вроде находился совершенно в другой стороне, а мы видели совсем рядом высокие деревья. Мы прошли чуть вперед, свернули за угол и тут же подпрыгнули от неожиданности: какой-то невысокий худой человек, вышедший нам навстречу, вскрикнул и швырнул в нашу сторону корзинкой. Когда он отпрыгнул назад, то попал в луч лунного света.. и это был не человек. Магическое животное…но какое? Я не видела ничего подобного ни в одной книге. Нижняя половина туловища – похожа на козлиную, а торс и лицо – человеческие. Да еще и рога на голове.

Буквально через несколько секунд выяснилось, что это существо еще и говорящее и вполне себе разумное. Фавн.. Что-то вспомнилось из мифологии. Впрочем, Чарли прошлой осенью говорил нам, что не бывает несуществующих магических животных, есть только неизвестные.

Тумнус, как представился фавн, разглядывал нас с удивлением. И задал странный вопрос: «Кто вы?». Мы ответили, что волшебники, люди. На слово «люди» реакция была странной, фавн чуть снова не уронил свою корзинку и уточнил: «То есть вы – дети Адама и Евы?». Как честные школьники, читавшие Историю Магии, мы подтвердили, что в принципе можно и так сказать. Тумнус оглянулся вокруг, спросил, не холодно ли нам, и сказал, что его домик неподалеку. И там есть горячий чай, и вообще тепло. Нам все равно надо было переждать где-то нашествие василиска и вернуться к портретам, так что мы решили пойти с фавном. Тем более, что неизвестное существо, живущее в домике в Запретном Лесу – это же так интересно.

Шли мы по каким-то тропинкам, и эту часть леса я совершенно не узнавала. Еще более странным было то, что нигде не виднелись шпили Хогвартса, а когда я обернулась, то не увидела и здания, из которого мы вышли. В лесу было довольно темно, я услышала рядом несколько голосов: «Люмос!», но светлее не стало. Я достала палочку: «Люмос!».. и ничего не произошло. Странно.. Я остановилась и сделала чару, которой меня учил декан весной: «Люмос Соляре!». И тоже ничего. Мысленно отругав себя за идиотизм – если бы получилось, то я бы тут в снег и упала отдохнуть – я поспешила за остальными.

 

Домик Тумнуса был очень маленьким, теплым и уютным. Патилы поставили портрет Годрика на кровать и устроились рядом с ним. И тут фавн начал говорить совсем странные вещи. Для начала, он не знал что такое Хогвартс и Магическая Британия. Зато утверждал, что мы находимся в стране под названием Нарния. И постоянно он повторял, что нас здесь очень ждали. Что если мы пришли, то скоро начнется весна. Кто-то заметил, что весна в любом случае начнется через два месяца, на что фавн печально ответил, что здесь в Нарнии зима длится уже сто лет. Некий Ледяной Колдун объявил себя королем на этой земле и поддерживает вечную зиму. И еще Тумнус рассказал о старинном замке Кэр-Паравель, который находился где-то недалеко, о том, что жители Нарнии не могут в него войти сами. И что там есть четыре трона, о которых сказано, что придет срок и их по праву займут четверо детей Адама и Евы. Тогда они смогут победить Колдуна и в Нарнию придет мир.

Не знаю, что думали остальные, но у меня было странное ощущение нереальности происходящего. И вместе с тем звоночек: «Приключение!» уже звучал в голове. Впрочем, всем был интересно, только девочка с Хаффлпаффа недовольно заявила, что нам тут совершенно нечего делать, а надо скорее возвращаться в школу.

Фавн никак не мог понять, про какую такую магию мы говорим, и что за волшебные палочки перестали у нас действовать. Но он рассказал нам про снежки, которые заставляют замереть на месте. Конечно же всем захотелось попробовать, и мы выскочили во двор. Тумнус слепил снежок, и со словами: «Сердце не сковано, сковано тело. Враг мой, замри у земного предела!» кинул его в одну из девочек. Она застыла примерно секунд на десять. Интересно.. Мы тут же слепили по снежку и кинули в фавна, но у нас эта магия не работала. Просто отлично..

В дверь постучали, Тумнус подскочил и, велев нам не шуметь, выглянул наружу. Оказалось, что пришли его друзья – еще один фавн и.. белка. Причем последняя была гораздо больше обычной, а самое главное – она разговаривала. Да еще как разговаривала, оправдывала свое имя – Тараторка. Наверное именно тогда мы и услышали то, что стало самым главным. По крайней мере, для меня. Если пришли дети Адама и Евы, то обязательно придет и создатель этой страны. И вот тогда точно все будет хорошо. Мне сразу вспомнились те книги, которыми я зачитывалась в бабушкиной библиотеке. Истинные короли и их королевства. И в этом странном мире верили в то же самое – в Истинного Короля.

 

За дверью снова послышались шаги, а затем стук – но уже не тихий, а очень требовательный. Тумнус велел нам сидеть очень тихо и выскользнул наружу. Был слышен разговор, потом какой-то грохот. Мы вскочили на ноги, но второй фавн и белка перегородили дорогу.

- Тихо, вы все равно ничего не сделаете, а нам надо отвести вас в замок!

Как только за дверью стало тише, нарнийцы выпустили нас наружу и повели через лес и поляны по едва заметной тропке. Впереди послышались голоса, как будто довольно много людей идет нам навстречу. И некоторые из этих голосов были очень знакомы. Вот так сюрприз – это же школьники! Правда, явно не все. Я увидела Лео, подошла к нему и мы быстро пересчитали факультет. Гриффиндор весь, а вот у остальных не хватает человека по два, по три. Причем в основном именно старшего курса, хотя вот стоит старшекурсница Хаффлпаффа Алиса Рид, а среднекурсника Сталкера не видно. Лео рассказал, что на Хогвартс обрушилась снежная буря, и всех их перенесло сюда. Неподалеку по сугробам прыгало что-то странное. Школьники, попавшие в бурю, говорили, что это летучая рыба, которую зовут Аурелия. И тут вокруг стало гораздо теплее – мимо нас пролетел Феникс. Самый настоящий, хогвартский, вместе со всеми попавший в Нарнию.

 

Нарнийцы сказали, что проводят нас к Кэр-Паравелю, древнему замку их королей. Они не могли туда войти, а мы, если легенды правдивы, сможем. По дороге мы увидели каких-то существ, которые, как сказали сопровождавшие нас звери, были в рабстве у Ледяного Колдуна. Тут же нарнийцы решили их освободить и закидали стражу волшебными снежками. Мы отправились дальше и через некоторое время вдалеке увидели мерцающий огонь. Последний Костер, как его назвали жители Нарнии. Они сказали, что этот костер оберегает мудрый дух огня Игни, а пламя обладает волшебными свойствами и может расколдовывать тех, кто попал под заклятия Ледяного Колдуна. И, кажется, именно тогда Игни назвал имя создателя этой страны – Аслан. А когда его спросили, видел ли он когда-нибудь Аслана, дух ответил, что видит его каждый день. Но тогда мы его не поняли. И еще нарнийцы сказали, что Ледяной Колдун, Нивеус, ищет этот костер, чтобы затушить его. И вот тогда в Нарнии навеки воцарится холод.

 

Кэр-Паравель оказался величественным и очень древним замком. Входные двери были наглухо заперты, но те, кто шел впереди, с легкостью их открыли. Нарнийцы нерешительно стояли у входа:

- Дети Адама и Евы, мы не можем просто так пройти в замок. Только с вашего разрешения.

- Мы вас приглашаем! – и вот уже все оказались внутри.

Большой зал, лестницы – все чем-то напоминает Хогвартс. Наверху четыре башни – и опять как в нашей школе. На четырех дверях, ведущих наверх, штандарты: меч на красном фоне, звезда на зеленом, рог и стрела на синем, фиал на желтом. Конечно, Гриффиндор выбрал меч.

Внизу шли активные обсуждения – что же делать дальше. Было понятно, что вернуться в школу в ближайшее время не получится. Что-то вроде интуиции волшебника, которая обычно не обманывает. И тогда мы совместно решили побольше узнать об этой стране, раз уж здесь оказались. И потом, Нарнии явно нужна была помощь, и ее жители ждали ее именно от нас.

 

Я пошла вместе с небольшой группой в подземелья, где, как говорили, обитали гномы. Однако нас там внезапно встретили светящиеся грибы и феи. Точно помню, что мы с Дианой по просьбе гнома принесли ему из замка «не-чай», то есть вино. Кто-то остался с гномами, а я вернулась в Кэр-Паравель, и тут меня обрадовали – Лео заморожен слугами Колдуна, и сейчас находится где-то на островах. Острова, оказывается, принадлежат Озерному Богу Главку и его подопечным Наядам. Отправились на острова, кажется, вместе с Алисой. Выяснилось, что Лео уже разморозили, и теперь он здесь просто ждет возможности поговорить с Главком. Нас перенесли на острова, и познакомили с их обитателями – Наядами, волшебником Кориакином и его учениками.

Заморожен был не только Лео, но еще и девочка из Шармбатона. А ведь нам говорили, что огонь костра Игни может расколдовывать. Мы с Дианой и, кажется, Кристиной, пошли к костру и попросили у духа разрешения зажечь свечу от его огня. Он позволил, а как мы шли обратно – отдельная песня. Диана, державшая свечу, из-за огня не видела дороги. Мы придерживали ее, и очень боялись, что ветер задует огонь. К счастью, не задул. Тем же огнем в лесу я пыталась разморозить Дриаду, которая кричала, что любит зиму и служит Колдуну. Но оказалось, что она все это делает по своей воле.

Уже глубокой ночью в Кэр-Паравеле волшебник Америн с удивительными, снежно-белыми длинными волосами, рассказывал старые легенды. О королях Нарнии, о заколдованном принце, о деве-змее, о страшной битве, в которой погиб последний король, и о том, как с поля боя неизвестно куда исчез его меч. Раздумывая над этими легендами, я поднялась в башню, и уснула в комнате, очень похожей на гриффиндорскую гостиную. Да, портрет Основателя мы повесили внизу в большом зале. Нарнийцы говорили, что он очень похож на одного из их древних королей.

 

 

Единорог, Озерная Леди, Король Дриад и Меч последнего короля.

 

Утром я открыла глаза, увидела незнакомую комнату и все вспомнила. Бал, портреты, василиск, шкаф, Нарния. Интересно, что же будет дальше.

Все потихоньку собирались в зале, и мы, и нарнийцы. В дверь вошел Единорог, самый настоящий, белоснежный, а рядом с ним шла Маргарита Мортимер, дочь нашего директора. В этот момент многие, наверное, подумали, что все, что может с нами сделать Ледяной Колдун – цветочки, по сравнению с тем, что сделает профессор Мортимер, если с его дочерью что-то случится. Впрочем, Единорог – самый лучший защитник.

Я подошла к Джейн МакЭван, сидящей на лавке у камина.

- Знаете, Чарисса, Америн вчера сказал, что тот самый королевский меч, по слухам, унес с поля боя Единорог, - мы с ней синхронно посмотрели в сторону волшебного существа.

- Может быть, это кто-то из его предков.. Битва ведь была очень давно. Я спрошу, - единственный раз, когда я видела единорога очень близко – это та весна, их возвращение в Британию. Четверо чудесных животных пришли тогда в гостиные факультетов. Поэтому было не то чтобы страшно, но как-то необычно – вот так просто подойти к единорогу и спросить о чем-то.

- Да, все-таки мечом правильнее заняться Гриффиндору, - улыбнулась Джейн.

 

Улучив момент, когда Единорог не был занят общением с другими жителями Нарнии, я спросила, не знает ли он что-то о королевском мече. Он ответил, что знает, и может рассказать, но лучше это сделать в башне. Мы вместе поднялись в комнату, которая исполняла обязанности нашей гостиной. Там было довольно много гриффиндорцев.

- Зачем ты хочешь узнать о мече? – спросил Единорог.

- Насколько мы поняли вчера Америна, это одна из королевских регалий. И ее нужно вернуть в Кэр-Паравель. Ты же знаешь, кто унес меч с поля боя?

- Знаю. Это был я. И что, кто-то из вас готов попытаться забрать этот меч оттуда, где он сейчас находится?

В общем, у меня есть проблема – когда повисает неловкое молчание, я не могу его не нарушить.

- Я готова.

- Учти, если у тебя это получится, то ты вместе с артефактом получишь и обязанности. Королевский меч должен защищать Нарнию.

Я только кивнула и мы с Единорогом договорились встретиться чуть позже внизу. Наверное, только Кэсс могла бы догадаться об еще одной причине, по которой я хотела попробовать достать этот меч. Момент своего распределения я помню очень хорошо. Тогда Шляпа сказала мне: «Выбирай сама. Вот какой факультет назовешь, на тот я тебя и отправлю». То есть, ей было неочевидно – где мне лучше всего учиться. Может быть для Гриффиндора у меня было совсем недостаточно огня в сердце, но я тогда назвала именно этот факультет. А потом я услышала о том, что только настоящий  гриффиндорец сможет вынуть из Шляпы меч Годрика. Это было одним из моих самых сильных желаний – доказать самой себе, что это – мой факультет. Но меч из Шляпы за полтора года в Хогвартсе я так и не достала. А тут, в другом мире, есть возможность сделать почти то же самое. Только еще неизвестно – где же он, этот нарнийский меч.

 

 

Некоторое время спустя Единорог с Маргаритой привели меня к тем самым островам, куда мы ходили ночью за Лео. Речного Бога не было, но две Наяды отправили за нами лодку.

Единорог рассказал водным духам, зачем мы здесь, и озерная Наяда позвала меня за собой. Я уже отправилась было за ней, но обернулась, услышав сзади голос:

- Если хочешь, я могу пойти с тобой, - Единорог испытующе на меня смотрел.

- Все нормально, я справлюсь. Спасибо тебе, - было неожиданно и очень приятно. Поддержка от Единорога – это то, о чем я и мечтать не могла.

 

Наяда привела меня на берег небольшого озера. Вокруг была зима, но оно не замерзало, а на поверхности покачивались водяные лилии.

- Знаешь, много-много лет назад Единорог принес сюда королевский меч, который забрал с поля боя. И я его спрятала, вот в этом озере, - Наяда улыбнулась. – А теперь за ним пришли. Ну что ж, тебе надо пройти испытания, чтобы его забрать.

У меня кусочки этой волшебной мозаики складывались в общую картину – конечно же: Наяда, дух озера, Озерная Леди, хранящая королевский меч.

Наяда протянула мне лист пергамента.

- Смотри, здесь три загадки. Если ты отгадаешь их, то из первых слогов первой и второй загадки и из последнего слога третьей составишь мое имя. Ты должна назвать мне его, и тогда я буду расколдована.

Загадки были составлены стихами, и первую я отгадала сразу же – с листьями, но не дерево, говорит без рта – это конечно же письмо. Над второй и третьей я некоторое время думала, но в итоге догадалась, что это река и волна.

- И как же меня зовут? - спросила Наяда.

- Пирена. Твое имя – Пирена, - ответила я.

Наяда вскочила и затанцевала среди водяных лилий, весело смеясь.

- Все правильно! Но это еще не все – чтобы забрать этот меч, тебе нужно стать рыцарем Нарнии. Отправляйся сейчас к Королю Дриад, и скажи ему, что отгадала мои загадки. Он расскажет, что делать дальше.

 

В лесу, где жили Дриады, было темно, а с деревьев свешивались вечнозеленые лианы. Король мирно спал, видимо еще не совсем очнувшись от долгой зимы. Проснувшись и выслушав меня он молча протянул мне чашу с чем-то. Березовый сок, я лет пять его не пробовала.

- Сделай вот что – найди песню, которая для тебя будет целительской. Необязательно, чтобы в ней напрямую говорилось об излечении, достаточно будет того, что она тебе подойдет.

Я вышла из замка Короля и долго бродила по сугробам. Песен вспоминается много, но вот какая из них – моя, та, которой я могла бы исцелять? И тут я вспомнила одну песню, которую слышала давным-давно. Ее можно было бы назвать такой песней-поддержкой. И почему-то у меня сразу возникла убежденность, что это – именно то, что надо. Вернувшись в лес, я увидела, что к Королю пришли девушки с Рейвенкло и спрашивали у него про плоды свечного дерева, на которых можно хранить огонь Последнего Костра. Мы пошли к этому дереву все вместе, а потом вернулись к королевскому жилищу. Я очень смущалась, потому что совершенно не умею петь. Но как только я решилась и произнесла первую строчку, все стало получаться само собой.

«Принеси мне в ладонях снег,

Пусть он станет талой водой.

Пусть подарит нам лютня смех,

Ты уходишь с рассветом в бой.

Я иду за тобой...»

Король улыбался, слушая, и как только я закончила, позвал на поляну. Мы вышли из леса, он повернулся ко мне и сказал: «Преклони колена, дочь Евы». Ноги у меня сами подогнулись и я опустилась прямо в белизну снега, совершенно не чувствуя холода. Только опустила голову, чтобы Король лесных духов в этой волшебной стране не увидел моего лица. Потому что в тот момент я была не там. Вокруг была не заснеженная поляна в лесу, а комната с красно-золотыми драпировками и пылающими свечами. Зеленые глаза и меч – взгляд с портрета. Темные глаза и меч – прямо напротив. Спокойный голос и рыцарский обет. И вот уже не комната, а ночной лес и берег реки. Тропинка и свечи по ее краям. Я стою рядом с друзьями, глядя вперед, и сжимаю руки, чтобы они так не дрожали. Их время, наше уже было.

День, ослепительно белый снег, звенящий голос Короля. Изящный меч очень легко касался плеч.

- Встань, рыцарь Нарнии. Я бы хотел подарить тебе вот это, - Король одел мне на шею маленькую подвеску в виде кленового листа.

Я улыбалась ему, замерзшей рукой стирая слезы с ресниц. Как причудливо исполняются желания.

 

Пирена попросила меня в этот раз прийти к ней с кем-то, кто может стать оруженосцем. Вариант у меня был только один, и поэтому, встретив Лео у Кэр-Паравеля, я позвала его с собой.

Нас переправили на острова, и мы подошли к озеру. Наяда радостно улыбнулась, увидев нас. Она слегка повела рукой над гладью воды и указала мне на что-то. Я присмотрелась – между лилиями виднелась металлическая витая рукоять. Взявшись за нее, я вытянула из озера прекрасный старинный меч.

Клинок, который мне уже не хотелось выпускать из рук, еще надо было разбудить – написать для него заклятие, чтобы он вернул себе магическую силу. Пирена, задумчиво глядя вдаль, сказала нам:

- Я думаю, что вы уже слышали его. Точнее, то, что должно вам подсказать. Там, в вашем мире был какой-то праздник.. и звучало пророчество.

О, да, стихи, которые читал сэр Николас. Только мы их практически не помнили, а где пергамент, на котором они были записаны, я знала точно – в подземельях Хогвартса, перед портретом Ровены. Единственные строки, которые мы могли воспроизвести в точности: "Запомни эти мудрые слова – не потеряй себя до Рождества". Но общими усилиями смысл был восстановлен в памяти, а к мечу больше подходили строки про бесполезную ярость и про то, что все должно быть осознанно.

На пергаменте, где мы записали заклятие, были вот эти строки:

 

Старинный меч и ножны золотые

Не разменяй на подвиги пустые.

Исполниться пророчество должно,

Нам жить высокой целью суждено.

Пусть разгорится в храбром сердце пламя

Со львом на стяге вознесем мы знамя.

 

Запомни эти мудрые слова –

Не потеряй себя до Рождества.

 

Вместе с разбуженной магией меча ко мне пришло знание того, что он делает – на некоторое время прогоняет любого слугу Ледяного Колдуна.

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
gabriel_macg
7 апр, 2011 15:04 (UTC)
Очень тепло.
rishkin1990
7 апр, 2011 17:58 (UTC)
*улыбнулась* Сказочница.)
( 2 комментария — Оставить комментарий )