?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Костер, Коронация, Добровольная жертва, Звезда и Ледоход.

 

Я не видела момента, когда Нивеус первый раз пришел в замок. Но когда мы только вернулись с островов и вошли в зал, снаружи послышались крики:

- Ледяные снова идут!

Тут я высказалась сквозь зубы, потому что все радостно вынеслись наружу. У крыльца стояло несколько существ в белом, а впереди сам Колдун – высокий мужчина с ледяными глазами. Я заняла позицию на крыльце, где мне были все видны и приготовилась атаковать. Умница Анджелина встала там же – у нее было кольцо, которое могло лишить слуг колдуна магии.

Колдун о чем-то спорил с храбрым мышом Рипичипом, а потом неожиданно взмахнул жезлом.. Мы практически хором прочли свои заклятия, но в Колдуна они не попали. Нивеус развернулся и ушел, а его слуги продолжали бегать перед замком. Я направила меч на одного из белых медведей и произнесла заклятие. Медведь сбежал. Ледяную Наяду Патилы практически на руках понесли к костру отогреваться.

 

Тем же днем был Зимний Турнир, для которого мы радостно вытаптывали площадку в снегу. Возле замка меня встретил грифон и позвал с собой на совет птиц. Лететь на таком чудесном существе – это что-то удивительное. Птицы говорили о том, что надо действовать, но это-то и мы понимали, но не знали – как. Идея о том, что сначала должна состояться коронация, а потом что-то обязательно будет, высказывалась неоднократно.. Но нам было очень сложно организоваться и начать слушать друг друга.

Периодически сменяясь мы караулили дорогу, идущую к замку Колдуна. В сумерках к нам пришла Наяда Пирена, так же легко ступающая по снегу, как и по воде своего озера.

- Мне теперь ужасно скучно дома. Я так долго хранила этот меч у себя, что теперь очень остро чувствую – чего-то не хватает в моем озере.

- Давай что-нибудь придумаем, - наяда мне очень нравилась и ужасно не хотелось ее огорчать.

- Да дело, наверное, и не только в мече, - Озерная Леди с улыбкой взмахнула рукой. – Просто мне хочется быть рядом с вами. Не могу больше сидеть на островах в одиночестве.

 

Через некоторое время мы с Пиреной шли по тропинке к замку, и вдруг она остановилась и резко обернулась ко мне.

- Послушай, я хотела тебя спросить.., - Наяда замялась, а потом внимательно посмотрела на меня. – Чарисса, ты любишь кого-то?

Это был вопрос, который я меньше всего ожидала здесь услышать. Но где, как не в Нарнии, честно и без страха говорить правду.

- Да, люблю, - я смотрела на Пирену, потому что она явно хотела спросить что-то еще.

- И он.. он сейчас здесь?

- Нет, он остался там, в нашем мире, - пожалуйста, хватит…

            - Значит, это не.. Ох, это так хорошо! – Пирена расцвела и легко побежала дальше по сугробам. Уже потом, под утро, в полупустом зале наяда сказала мне, почему она меня спрашивала об этом. Действительно, любовь выше всех законов.

 

            Под вечер случилось то, что не должно было произойти в Нарнии. Нивеус узнал, где находится Последний Костер. Как только мы узнали об этом, то выскочили из замка и побежали туда, к пламени Игни. А впереди на лесной дороге сверкал жезл Колдуна – он был уже почти на месте. У костра Нивеус и Игни разговаривали о чем-то, а ледяные слуги задували свечи у школьников, кидали снежками, замораживали. Да в конце концов, что это такое? Двоих я выгнала мечом сразу же, на третьего начала читать заклинание, и тут сбоку меня как будто ударил фиолетовый луч. Руки опустились, а холодный голос говорил и говорил что-то про вьюгу и стужу. Да, конечно же, холод – это хорошо… Только на краю сознания металась моя собственная мысль – черт со мной, но заберите меч, чтобы они его не получили! Почему же вы стоите и ничего не делаете?? И тут мощный удар сбил меня с ног – кентавр отшвырнул меня в сторону и кинул снежок в сторону колдующего. Кто-то из нарнийцев закрывал меч от ледяных слуг, меня схватили за руки и за ноги и потащили к костру, оттаивать.

Я потихоньку приходила в себя, Колдун со слугами ушел. Игни холодно сказал, что хочет побыть один, и мы уже хотели уходить, как из леса выбежала дриада Тис, та самая, которая добровольно служила Колдуну. Только с ней творилось что-то странное.

- Тис, тис, мое дерево! Его рубят, рубят мой тис, - дриада упала на землю, шепча все те же слова.

Кто-то крикнул, что это дерево находится на Фонарной пустоши, и почти все побежали туда. А мы с Джейн и Жаворонком переложили дриаду на плащ и пытались ее успокоить. Птица пела заклинательную песнь, мы подпевали ей как могли, только надеясь, что дерево найдут и остановят того, кто его рубит. Но не успели. Дриада прошептала «Мои корни…» и умерла.

 

Подавленные произошедшим, мы разошлись. Я снова отправилась на острова Главка, а там как раз ученики волшебника Кориакина и Волк пытались расколдовать гномовскую принцессу. Предыдущая, которую разбудил поцелуем Маркус Тайлер, оказалась совсем неправильной принцессой и больше походила на одну из «ледяных». Нарнийцы задумчиво смотрели на гномиху и обсуждали – почему они ее целуют, а она не просыпается. Я поддержала предположение, что нужен все-таки гном, и даже знала, где его взять – в Кэр-Паравеле. Привели гнома (к сожалению совершенно не помню, как его звали), и он, выслушав нас, долго смотрел на принцессу, а потом наклонился и поцеловал ее. И она проснулась.

Мы с Лео пошли было обратно в замок, но встретили Патилов, Анджелину, Кристину и Единорога с Маргаритой, которые направлялись в подземелья. Оказалось, что они все же решились пойти за коронами. Я и Лео остались у входа караулить на всякий случай. Пока мы ждали, Единорог рассказал нам про то, как маленькая Маргарита победила дракона. И тут из подземелий вышла Панни Патил и сказала, что уступила свою возможность стать королевой Маргарите. Четверо будущих королей и королев вышли из подземелий с коронами в ларце, и мы отправились в Кэр-Паравель.

Когда все заходили внутрь, меня поймали Отшельник и Белка-Тараторка, и сказали, что после коронации будет одно важное событие. И что они бы хотели, чтобы я отправилась с ними и кое-что увидела. Мы договорились встретиться чуть позже у входа и пошли внутрь замка.

 

В зале собрались почти все – школьники, нарнийцы. И было странно – четверых все еще не короновали. Жители Нарнии говорили, что им не все равно, кто займет трон. Предложили Джейн МакЭван, и это было правильно – она очень помогла всем, да и вообще была рядом в нужные моменты. И тут Наяды и еще несколько нарнийцев назвали мое имя. Я как-то опешила сначала, а потом, очень неловко себя чувствуя, вышла вперед и сказала, что я – не королева, а рыцарь. Что я могу и буду сражаться, но не править. И отошла в сторону.

Претендентов все равно было пятеро, они говорили, по просьбе нарнийцев, о том, что они делали и что будут делать для этой страны. Короны передали Единорогу, чтобы выбирал он. Наши миры все же очень похожи – в Британии, скорее всего, сделали бы так же.

Единорог короновал Панду, Маргариту, Джейн… "И Кристину, конечно же"  - подумала я, и тут он подошел ко мне.

- Смелость - заявить свои права на корону, но еще большая смелость – отказаться от нее, - и Единорог возложил венец на мою голову.

 

Я настолько не ожидала этого, что, кажется, даже ничего не сказала. Жители Нарнии преклонили колени, и мы сели на четыре трона.

Леопард Цезарь показал нам пророчество, которое могло помочь победить Ледяного Колдуна. Слова звучали очень знакомо:

Есть время окончанья января:
Звенят ручьи, текущие с пригорка,
Сияет Ключ – осколок Алтаря,
Им отомкнутся Раковины створки.
Запомни старой песенки слова
И не теряй тепла до Рождества!

Есть мудрецы, что жили сотни лет,
Но знанье их порой дешевле праха.
Кто видел знак на жертвенном Столе,
Тот письмена земли прочел без страха.
Запомни старой песенки слова
И не теряй тепла до Рождества!

Есть раковина с водами внутри,
Жемчужину она хранит до срока.
Гори, звезда над Нарнией, гори,
Покуда Аслан не придет с Востока!

Запомни старой песенки слова
И не теряй тепла до Рождества.

Мы уже знали, кто был Звездой, одной из королевских регалий – волшебник Америн, тот самый, который рассказывал про меч. А насчет Раковины и жертвенного Стола – я вспомнила, что Кориакин говорил – он видел старый разбитый каменный алтарь. И на нем были не то, что письмена – там была карта Нарнии. И старая часовня, которая находилась недалеко от домика Тумнуса, была обозначена там ракушками. Выслушав меня, Цезарь кивнул.

- Пожалуй, все так и есть. Но в любом случае, судя по пророчеству, надо дождаться восхода Звезды, и только потом идти в часовню. А пока идемте со мной, я хочу вам кое-что сказать.

Панду, Джейн, Маргарита и я отправились вслед за черным Леопардом в комнату, обитую зеленым бархатом. Когда все сели, Цезарь попросил нас внимательно послушать его.

Он говорил о том, что Америн совершил предательство и рассказал Нивеусу, где находится Последний Костер. Что Игни предложил Колдуну свою жизнь в обмен на жизнь волшебника, потому что Звезда была слишком важна для Нарнии. И что через некоторое время Ледяной Колдун придет к костру и убьет Духа Огня, но мы не должны мешать – это очень древняя магия. Но видеть это мы обязаны – чтобы запомнить и рассказать потом другим об этом самопожертвовании.

- И учтите, того, кто произнесет во время всего этого хоть слово, я просто убью. Когти у меня длинные.

Это было именно то, куда меня звали и Отшельник с Белкой. Страшно, тяжело, но надо. К Костру мы пошли обходными путями и укрылись за сугробами недалеко от него.

В отблесках был виден Игни, который сидел на бревне и задумчиво смотрел в пламя. Мы ждали, и вот на дороге показалось фиолетовое свечение – Нивеус шел тушить Последний Костер. Все произошло быстро и жутко – Колдун что-то кричал, потом сверкнул жезл и Игни упал под ноги ледяным слугам. В Костер полетел снег, все вокруг заволокло дымом. Мы уже почти ничего не видели и только слышали смех Нивеуса. А потом наступила тишина и темнота – Костер потух. В Нарнии больше не было живого огня.

 

Вернулись в замок, и, пока Панду с Джейн продумывали дальнейшие действия, я отправилась на свой пост у ворот. И вдруг увидела фиолетовые и синие огни, движущиеся в нашу сторону. Ну все, больше никаких встреч на крыльце, нам еще надо понять, что же делать дальше.

- У нас гости, закрываем двери! – Колдуна мы не приглашали, и войти внутрь он не мог. Ну, по крайней мере, мы так думали.

Но оказалось, что после того, как потух Костер, Нивеус мог войти куда угодно. Двери распахнулись от удара и в зал ворвался холод. Мы с оказавшейся рядом Джейн крикнули, чтобы все немедленно вышли отсюда, благо ледяные слуги пока не перекрыли выход. Но большинство школьников стояли и не собирались уходить, потрясенно глядя на Колдуна. Вытащив тех, кто попался под руку, мы выскочили из зала. Наяды сказали, что на острова Нивеус скорее всего не пройдет, и мы пошли туда. Но буквально вслед за нами туда пришел заколдованный фавн и возвестил, что Колдун идет сюда. Решено было отправиться в лес, но когда мы бежали по тропинке, Джейн повернулась ко мне:

- Так нельзя, мы же их тоже подставляем. Колдуну нужны мы, а не Наяды.

Мы свернули с тропинки, Диана Сильверстоун, которая бежала за нами, сделала то же самое. Потом Пирена меня чуть не придушила за то, как мы заставили их поволноваться.  Скрывшись за деревьями, мы переждали свиту Колдуна, замороженных друзей, которые ходили туда-сюда и славили Нивеуса. По колено в сугробе мы решали, куда же пойдем сейчас.

- Давай дойдем до того места, где был Костер, может быть там что-то найдем, - даже не знаю, что я хотела там увидеть.

Мы втроем отправились в лес по дороге, по которой так часто ходили днем за живым огнем. Пришли на пепелище, еще немного дымящееся. Видеть все это было очень тяжело.

Знать бы еще, сколько времени осталось до того, как взойдет Звезда. Мы отправились обратно, и тут увидели фигуру, которая двигалась к нам. Отпрыгнув с дороги в сугроб, мы замерли. Фигурой оказался Алек МакКарти – младшекурсник-гриффиндорец. Накинувшись на него с расспросами, выяснили, что замороженные люди сейчас в основном у замка Колдуна, и основная дорога более-менее свободна.

 

По дороге мы шли очень аккуратно. Диана прикрывала полами своей и моей мантии меч. Вдруг нам встретились нарнийцы.

- Вино Диониса всех расколдовывает, а Нивеус ушел к себе в замок и не знает, что скоро замороженных не останется!

            Во дворе Кэр-Паравеля под прицелом снежков сторожили Минотавра, которого Колдун оставил охранять. А от Америна исходило яркое сияние – Звезда зажглась. Настало время идти в часовню.

Раковина с водами внутри. Действительно, это была часовня с замерзшим родником. И еще там была ледяная Наяда, на шее которой висела небольшая раковина. Мы с Панни открыли ее и увидели внутри письмо. Вроде обычный пергамент, но что-то такое было в этой бумаге, в размашистом почерке, что нам сразу потеплело. Кто-то из нарнийцев сказал:

- Да ведь это же письмо от Аслана!

Деревья стонут под коркой льда, растения погибают, замерзают животные. Но весна придет. Начнет таять снег, побегут ручьи, лед на реке вскроется и начнется Ледоход – говорилось в этом письме.

Ледоход  -  вот что надо было сделать! Мы посмотрели на корку льда, скрывающую родник, и я ударила по ней мечом. По корке пошли трещины и мы с Патилами руками начали дальше ломать этот лед. Родник проснулся и весело зазвенел, очнулась замороженная Наяда.

Снаружи тоже начиналась самая настоящая весна – с крыши часовни падала капель, все больше теплело. Мы вышли из часовни и увидели впереди Ледяного Колдуна со своими слугами. Со словами "Ледоход!" и школьники и жители Нарнии шли вперед, и заклятия Нивеуса больше не действовали. "Ледяные" отступали все дальше и дальше в лес, некоторые из них как будто скидывали оковы холода и пробуждались. Но Нивеус бросился прочь по сугробам с криками:

- Я вас ненавижу, вы пришли меня убить!

Я помчалась за ним, предлагая остановиться и поговорить. Колдун отказывался, кричал, что не будет говорить, пока у меня меч. Я отдала оружие Кристине и опять попыталась догнать его.

- Подожди, тебе он не поверит, а вот мне – может быть, - Тумнус аккуратно пошел к Нивеусу, что-то ему сказал и повел в часовню. Они вошли внутрь, я увидела вспышку света и Тумнус вышел один.

- Колдун исчез. Он не смог бы жить в этом мире, - устало сказал фавн.

 

Во дворе Кэр-Паравеля нас встретила Джейн, и я даже не сразу поняла – кто у нее на руках. Пушистый, рыжий… львенок!

- Мы ждали взрослого льва, а посмотрите, он только-только открыл глазки!

Было еще одно дело – оживить ледяные статуи во дворе замка Нивеуса. Там стояли Маркус, Люция и Алиса, которые отправились выручать Лебеденка, и Король Дриад, который пошел им помогать. Дыхание Аслана расколдовывало одного за другим, и вот все были снова живы и здоровы.

Выходя из замка, я столкнулась в дверях с Королем Дриад.

- Ваше Величество, - он взглянул на мой венец и склонил голову.

- Я все равно навсегда останусь Вашим рыцарем, сэр, - я поклонилась ему в ответ.

 

В тронном зале Кэр-Паравеля сияли свечи, нарнийцы и школьники праздновали победу. Мы еще немного поговорили с Пиреной, а уже глубокой ночью сняли портрет Годрика Гриффиндора со стены и отнесли в свою комнату. Очертания замка как будто слегка менялись, одеяние сидящего за столом Отшельника казалось в полутьме очень похожим на мантию профессора Фревина. А может быть я просто так устала за этот день, что все это мне почудилось.

 

 

Утро в Хогвартсе и Рождество.

 

Теплый луч солнца разбудил меня рано утром. Я села и оглянулась вокруг – Мерлин, ведь это не комната в Кэр-Паравеле, это наша гостиная! Но что это такое, меч у стены? Неужели, он тоже пришел сюда из Нарнии? Приглядевшись, я поняла, что это не нарнийский меч, а клинок сэра Кэдогана. Как он оказался в нашей гостиной, и почему славный рыцарь оставил его, уходя обратно в портрет, можно только догадываться.

 

Утром директор Мортимер созвал нас в Большой Зал. Еще под впечатлением от всех приключений я решила осуществить еще одну мечту – всегда хотела, чтобы стол нашего факультета был украшен его символом.  Поэтому в тот предрождественский день на столе Гриффиндора  были не только свечи, но и рыцарский меч. А на его гарде лежала красная лилия, которую этой осенью я привезла в школу и положила к портрету Основателя.

Преподавательский состав очень интересовало, куда на целый день подевался весь младший и средний курс. Не знаю, насколько они поверили нашим рассказам, но потом мы узнали, что многим снились странные сны про ту же Нарнию.

А когда я вышла во двор замка, то вскрикнула от радости – под зимним солнцем сверкали голубые воды небольшого озера с цветущими, несмотря на холод, водяными лилиями. Пирена так и не смогла расстаться с нами, точнее с одним из нас, и пришла в этот мир из Нарнии в виде чудесного озера.

 

Днем мисс Габриэль аппарировала нас к себе домой в МакГонагалл-хаус – помогать с украшением зала для празднования Рождества. Мы вырезали из цветной бумаги рождественские короны для гостей, развешивали елочные игрушки и гирлянды, флаги факультетов. До этого вечера лучшим балом, на котором я была, был Самайн в Хогвартсе в мой самый первый семестр. Но это Рождество было просто волшебным.

Так давно не было праздников без ожидания нападения, без постоянной нервозности. Вряд ли кто-то из присутствующих там в тот вечер, забыл о войне, о бессонных ночах и толпах нежити, о смертях близких. Но мне кажется, что очень многие вспомнили, как это – мирная жизнь, радость и доверие. Может быть, вот за что стоит сражаться – за то, чтобы и в последующие годы Рождество у всей Магической Британии было таким же светлым и радостным, как и у нас тогда?

 

Столько было музыки и танцев, непременный "ручеек", подарки из-под елки, которые раздавала улыбающаяся Мелисента Дерри. Мистер Эванс играл на арфе и пел песню про маленького рыцаря, и мисс Габриэль присела рядом со мной, обняв меня за плечи. Все таки мне очень хочется быть такой же – доброй и открытой людям.

В конце вечера во дворе дома устроили яркий фейерверк. Наступившему Рождеству радовались все вместе – школьники, преподаватели, аспиранты, авроры, драконологи и просто хорошие люди, которые пришли тогда на праздник.

Обратно в школу мы ехали на Ночном Рыцаре, который, видимо в честь праздника, ехал совершенно дикими зигзагами. Но до Хогвартса мы добрались благополучно.

 

Не знаю, что будет дальше, что будет этой весной.

Но, "я буду стараться жить, как нарниец, даже если не существует никакой Нарнии". Даже не так – если говорят, что не существует Нарнии. Ведь мы-то теперь знаем...

Comments

( 9 комментариев — Оставить комментарий )
hyyudu
7 апр, 2011 12:51 (UTC)
Сестренка, ты просто умница! Истинный Рыцарь Гриффиндора!
freexee
7 апр, 2011 13:04 (UTC)
Здравствуй, моя королева!
selena_eclipse
7 апр, 2011 14:26 (UTC)
Этот рассказ - как... ледоход.
gabriel_macg
7 апр, 2011 14:59 (UTC)
Хех:)))
Наконец-то свежий воздух.
rishkin1990
7 апр, 2011 18:07 (UTC)
Как правильно, что этот рассказ появился тогда, когда и к нам наконец-то пришла настоящая Весна.)
romana_blum
7 апр, 2011 19:02 (UTC)
просто чудесно написано!!!

и огромное спасибо за тот цветок, что ты подарила мне..и за те теплые слова в открытке...они оказались очень актуальны))
var_r_r
7 апр, 2011 19:43 (UTC)
Славная повесть).
meg_fyfield
7 апр, 2011 22:46 (UTC)
Ах, какая дивная сказка! Спасибо большое!
( 9 комментариев — Оставить комментарий )